Константин Попов: «Чтобы расти дальше, нужны постоянный ветер и время»

В этом году ведущая риелторская компания Красноярска «АРЕВЕРА-Недвижимость» отметила свой 20-летний юбилей. О прошлом и настоящем, об идеях и неизвестных землях, о клиентах и риелторах, а также о новой философии, которую исповедуют в компании, рассказал ДЕЛА.ru ее директор Константин Попов.

— Константин Николаевич, что для вас юбилей? 20 лет в бизнесе — как их оценить?

— Уверен, что юбилеи надо праздновать. Почему я люблю такие даты? Ты живешь, работаешь, стараешься, но всегда нужна граница, на которой нужно встать, повернуться спиной к будущему и лицом к прошлому и спросить себя: что ты сделал, все ли сделал нормально, что бы ты мог изменить? Через 20 лет это уже можно понять. Вместе с опытом копится мудрость, и очень важно умение соотносить с прошлым опытом все свои будущие поступки.

— Хорошо, вот вы заглянули в прошлое и развернулись обратно в будущее: осмысление компании после этого меняется?

— Конечно. В последние годы мы приступили к очень серьезной реорганизации компании. Я понял: чтобы что-то изменилось снаружи, нужно сначала заняться внутренними процессами. И я не сомневаюсь в успехе. Заметил, что многие вопросы возвращаются как по спирали: но уже на другом уровне, с другим прицелом и подходом. В бизнесе — как в моде, где модели и фасоны всегда возвращаются.
Важно не просто создать или купить какой-то товар, продать его, получить деньги, использовать их… Бизнес — это сама жизнь, и у того, кто им занимается, обязательно должна быть цель. Построить настоящую компанию, например.

— Как у вас?

— Для меня компания — это, действительно, жизнь, я не завидую своим знакомым, которые, заработав много денег, отошли от дел: скучно не заниматься ничем. Устал — отдохни месяц, посмотри мир. Мне вот больше двух недель на отдых не надо. Даже если ты обеспечен деньгами, нужно двигать что-нибудь! Для меня вообще-то нет разделения «бизнес — жизнь — работа». Я стараюсь одинаково относиться ко всем вещам.

— Хватает времени на хобби?

— Хватает, хотя у меня их много. Это и астрономия — собираю фрагменты метеоритов, коллекционирую карты — и обычные, и звездные. Есть небольшая коллекция ископаемых. Очень люблю музыку, слушаю рок 70-х в основном, хотя раскопал и джаз, и классику — есть серьезная коллекция винила. Другие увлечения — байк, квадроцикл. Сноубордом занимался еще 15 лет назад: помню, что в то время на Гладенькой с доской был вообще один. Серф освоил. Но это единственный вид спорта, который я потом бросил: условия не позволяют. Достиг определенного уровня, а чтобы расти дальше, нужны постоянный ветер и время. Иначе мне неинтересно.
Люблю в пещеры ходить, год уже не был, все думаю про них. Это особенные места, ведь на земле все уже открыто, все увидели благодаря спутникам. И только под землю нельзя заглянуть — терра инкогнита.

— Мистических явлений, о которых так любят говорить, в пещерах не наблюдали?

— Нет. Мистики не заметил, в инопланетян и вообще в сверхъестественное не верю. Я и в бизнесе стараюсь вести себя естественно, а самое главное, логично: никого не обманывать, быть честным по отношению к клиентам и партнерам. Работать с полной отдачей.

— А разносторонность увлечений в бизнесе помогает?

— Я считаю, что человек должен быть интересен. Люблю увлеченных и открытых людей.

— Глядя на вашу увлеченность, начинаю понимать, почему «Аревера» стала лидером в риелторском бизнесе. Помню, как еще в 90-е пользовался услугами вашей компании, правда, называлась она иначе…

— В 90-е мы назывались Институтом жилищных инвестиций, ИЖИ. Потом были Жилищным центром. Но жизнь не стоит на месте. Если в компании не происходит изменений, она превращается в болото. В свое время решение сменить бренд было для нас непростым, но оно оказалось оправданным.
Когда меня спрашивают, дорого ли обходятся компании нейминг и брендинг, я отвечаю: по сравнению с тем, что вы заплатите потом, это ничего не стоит. Когда уже идет смена вывесок, платишь в десятки раз больше, чем за новое позиционирование. Но всего через год вы поймете, что это был правильный ход, компания начнет по-другому восприниматься клиентами…

— Помню мою первую догадку, когда увидел, как Жилищный центр меняет бренд: мелькнула мысль о нейролингвистическом программировании. «Аревера» и «вера» созвучны, к тому же слово — палиндром, читается в обе стороны одинаково…

— Никакого программирования не было, но мы ставили задачу, которую авторы бренда решили удачно, на мой взгляд. Заказывали его в Новосибирске. Остановились на неологизме, нам предложили десятки вариантов. Думаю, мы выбрали удачный. Хотя, как я понимаю сейчас, любое имя принесло бы нам успех. Ведь бренд надо выстраивать, он сам по себе брендом не станет.

— То есть компания для вас больше чем бренд.

— Безусловно. Любая серьезная компания, которая старается правильно выстраивать свою работу, может сменить что хочет. Это как музыканты, которые переходят из одного коллектива в другой: ты всегда знаешь, что этот человек «держит марку».

— Тем не менее, пока они вместе, это может оказаться для группы золотым веком…

— Согласен. Как лидер компании я четко понимаю, что очень важно сохранять команду. Пока все вместе, это может оказаться золотым временем. И поэтому надо держаться друг за друга, помогать, прощать какие-то вещи, максимально сохранять связи внутри коллектива.

— Но вы же верите в роль, сущность лидера?

— Однозначно. Однако при том, что я лидер своей команды, каждый ее член тоже лидер у себя, в своей области. Иначе нельзя. Ты обязан быть лидером априори, быть разным, но не должен быть скучным. В работе, повторюсь, как в жизни: я в бизнес всегда переношу свою жизненную концепцию и стараюсь жить в нем как нормальный человек.

— Где вы черпаете новые идеи для развития компании? Вот рестораторы, например, съездили за границу и привезли сюда какие-то новые идеи…

— Все правильно, посмотрел и привез. Это называется учебой. Кто-то учится здесь, на семинарах, можно учиться и у своего друга за кружкой пива, он не будет лукавить и скажет тебе всю правду. Но и поездки очень многое дают. Смотришь, как у коллег, а они учатся у тебя. За границей тем более — там другая жизнь, другой менталитет. Я всегда посещаю за рубежом риелторские компании, смотрю, как они работают.

— Про риелторов в Голливуде часто фильмы снимают…

— По героям таких фильмов не научишься. Но вообще риелтор — особая профессия. Риелторство — это авангард предпринимательства, не побоюсь этого слова. Это у нас ему всего 20 лет. А за рубежом — больше сотни! Там совсем иной подход: чтобы человек имел право продавать вашу недвижимость, самый дорогой ваш актив, он должен быть специалистом; мало того, обладать житейской мудростью, опытом, он должен уже что-то попродавать раньше, уметь это делать. Вы должны ему доверять. И там, за границей, в эту профессию не пускают людей с улицы. Сначала надо поработать помощником, получить образование…

— А как у нас?

— У нас тоже когда-нибудь так будет. Сейчас в обществе отношение к профессии немного не то. Риелторов у нас оценивают по самым слабым работникам. А это неправильно. Про свою компанию хочу сказать, что мы любим свое дело, мы умеем продавать недвижимость, стремимся делать это очень хорошо. Что, например, нужно клиенту при продаже квартиры? Продать ее максимально дорого. Ну, иногда еще быстро, процентах в 5 случаев. Я умею продавать дорого. Не за этим ли вы приходите, вы же не хотите продешевить, за бесценок отдать вашу недвижимость? Конечно, если рынок не принимает, я не смогу продать вашу квартиру необоснованно дорого, но продам ее по максимуму, за рыночную цену.
А если вы хотите купить квартиру, две ваших задачи — купить ее дешевле, но лучший вариант. Кому нужна дешевая квартира, например, после пожара? Требуется соблюсти соотношение «цена — качество», купить квартиру своей мечты за максимально «недорогие» деньги. Риск переплатить — да, он существует. И вот во всем этом центральная роль принадлежит риелтору.
А еще очень важно — я не приемлю скрытых комиссий. Это принципиальная позиция.

— Что именно под этим подразумевается?

— Риелтор должен работать на одного человека, на одного заказчика — либо на покупателя, либо на продавца. Отстаивая интересы продавца, он должен продавать максимально дорого. Выступая на стороне покупателя — торговаться от его имени и сэкономить деньги. Интересы продавца и покупателя сталкиваются, как в суде. И если риелтор берет комиссию и с покупателя, и с продавца — это и называется в мире скрытой комиссией. В чьих тогда интересах агент работает? В своих! Но он не должен работать в своих интересах. Он не должен быть слугой двух господ. Это и есть тот принцип, который я внедряю в деятельность компании уже два года. Хочу работать правильно.

— Можете ли вы сказать, когда в бизнесе наступил такой момент, в который возникла новая философия, началось осмысление своего подхода?

— Знаете, компании уже 20 лет, я измеряю нашу историю уже пятилетиями… Но на самом деле в 90-е, когда мы только обсуждали свои планы, хотелось сделать компанию с целью быть полезными обществу, а не просто заработать. Я помню, что мы ходили на работу не за деньги! Сейчас мир поменялся, новые сотрудники приходят именно за этим. Наверное, философия, которая вдохновила меня пару лет назад, сложилась уже тогда. Надо работать, во-первых, системно. Во-вторых, открыто. В-третьих, на благо компании.
Кроме того, надо четко определиться: сначала стратегия, затем тактика и только потом техника. А еще главнее стратегии — эта самая философия, этика поведения. Если она есть, из нее потом выстраиваются и стратегия, и инструменты.

— Компания Apple в свое время создала с нуля новый рынок: появились планшеты. Можно ли совершить такой качественный скачок в риелторстве, хотя бы в подходах?

— Я это и стараюсь делать. Планшеты, по заявлениям Apple, скоро станут гибкими. Это полностью поменяет мир, рано или поздно уйдут печатные СМИ, которые стоят очень дорого, все будет в электронном виде… Когда я только начал излагать свои представления о риелторстве в статьях, коллеги называли меня революционером. Но цель не разрушить все до основания, я хочу показать: общество должно изменить отношение к нашей профессии, риелтор за рубежом — уважаемый человек, с которым советуются, который помогает людям, как семейный врач или адвокат. Цель хорошего врача — не получить деньги с клиента, а вылечить его.
Мы продаем квартиры, чтобы человек был доволен, чтобы он счастливо жил в них. Я спрашиваю у клиентов, куда они собираются потратить деньги от продажи квартиры.

— Понятно, что вы себе можете это позволить. А рядовые сотрудники «Ареверы»?

— Могут. Они должны быть профессионалами. Я убеждаю их: вы должны вести человека. Услуга риелтора не может стоить мало, иначе он становится прислугой, которая делает то, что скажут. Наша услуга стоит недешево, но риелтор должен точно знать, кто его клиент, на кого он работает, и все делать во благо клиента, достигать для него желаемого результата. Моя задача — донести это до всех, кто сегодня приходит в компанию. Сотрудники должны понимать, что работают в серьезном бизнесе, разменивают свою жизнь не на пустяки. Работа руководителя — менять сознание работников. И я считаю, в этом и состоит моя миссия в компании.

Люблю притчу о каменоломне. Работают там трое, таскают камни, и их спрашивают, почему они здесь. Первый отвечает: меня осудили на каторгу, я отбываю наказание. Второй — что зарабатывает деньги на содержание семьи. А третий говорит: храм строю. То есть делать можно одно и то же, но кто-то отбывает срок, кто-то заколачивает деньги, а кто-то строит храм… Я стараюсь строить.

Дмитрий БОЛОТОВ
ДЕЛА.ru

Если видео не отображается пройдите по ссылке http://www.youtube.com/watch?v=rkbKyMzVt7U

Если Вы хотите, чтобы Вашей сделкой занимались профессионалы, звоните по тел. 290-44-88, или ! Мы поможем вам продать или купить квартиру быстро и выгодно!

06.12.2012 12:06:35